Каталог статей
Роскошные авторские колье ручной работы из натуральных камней
Интернет-магазин «Берéя»: винтажные брендовые сумки

Рекомендуемые статьи

Как правильно подобрать бусы из натуральных камней 22.12.2009

» » » Biruni-VII

Аль-Бируни. Часть VII. Имитации и подделки драгоценных камней

Дата: 23.02.2013

Искусство имитации драгоценных и цветных камней появилось в глубочайшей древности. Особенно известны египетские изделия, имитирующие ляпис-лазурь из искусственно спекаемого при высокой температуре силиката меди, получившего название египетской сини. По свидетельству Плиния, производство египетской сини было прерогативой фараона.

 

Великолепные голубые эмали, превосходно имитирующие бирюзу, были известны в Ассирии и в Египте. Из цветного фаянса и прозрачного цветного стекла умели делать яркие, пестро окрашенные бусы. Сначала имитировалась окраска и форма каменных бус, а затем бусы из искусственных материалов выработали свои своеобразные формы и расцветки, способствовавшие успешной конкуренции с изделиями из настоящих камней. К тому же они были, конечно, несравненно дешевле.

 

Особого развития производство цветных стекол для имитации драгоценных камней получило в эллинистическую эпоху в Египте, в Александрии и в Навкратисе, но, по-видимому, в это время существовали многочисленные мастерские и в Малой Азии, Сирии, Индии, а позже и в Средней Азии, Иране, Закавказье, на Руси, в Византии, Италии и других местах.

 

Бируни в трактате об удельных весах сетует, что «рука подделки коснулась драгоценных камней так же, как она касается металлов, даже больше этого, вследствие того что глаза людей к ним менее привыкли и слепы в отношении правильного пути отбора». Определяя удельный вес камня, Бируни безошибочно проверяет его подлинность.

 

О необыкновенном искусстве подделывателей драгоценных камней и разнообразии их приемов предупреждает и Плиний в кн. 37 своей «Истории природы». Он пишет: «Отличить настоящие [драгоценные камни] от поддельных очень трудно, особенно когда выдумали настоящие драгоценные камни переделывать в поддельные другого рода. Сардониксы составляются из [слоев] троякого рода камней так, что невозможно этого обнаружить: из черного и из камня сурикового цвета, взятых из превосходнейших [кусков] своего рода. Существуют известия писателей, коих я разбирать не намерен, каким образом из горного хрусталя посредством окрашивания изготовлять изумруды и другие прозрачные драгоценные камни, из сарда — сардоникс, и из других [камней] — прочие. И нет обмана, который бы приносил более прибыли человеку».

 

Даже подлинным драгоценным камням улучшали окраску различными способами, уже подробно рассмотренными выше. Для повышения блеска камня под него в оправе подкладывалась серебряная, золотая или цветная фольга. Эффект отражения от фольги еще увеличивался вогнутостью нижней поверхности камня. Бируни пишет, что под изумруд для лучистости клали подкладку, и что цвет камня испид-чашма (циркон?) «красивый, и красота его увеличивается, когда под этот камень в перстне кладется подкладка».

 

Ювелирный прием подкладывания под прозрачный камень отражающей металлической пластинки появился, по-видимому, в эллинистическую эпоху. Во всяком случае Плиний при описании карбункулов — гранатов отмечает, что «нет ничего труднее, как различать его разновидности, так сильно изменяются они подкладыванием под них фольги для придания им прозрачности». Этот прием служит не только для увеличения блеска камня, но иногда он применяется и с прямой целью придать бесцветному камню окраску. Для этого подкладываемая под укрепляемый камень фольга окрашивалась цветными лаками.

 

Бируни пишет об одном бесцветном прозрачном камне, что «под него клали подкладку, которая придавала ему цвет. . . Индийцы то же самое делали с горным хрусталем». Описывая индийский Сомнатский идол, он пишет: «На его короне сверху ее (колонны над головой) были полушария из лунного камня, под их основания и под врезанные по бокам украшения были подложены подкладки из лака, которые придавали им красный цвет».

 

В средневековой и в более поздней ювелирной практике для дешевых изделий часто под горный хрусталь или даже бесцветное стекло подкладывался кусочек цветной ткани. Текстильная фактура такой подкладки придает вставке неожиданный, весьма своеобразный вид, усиливающийся выпуклой формой огранки.

 

Камни, которые не укреплялись в оправе, а нанизывались в ожерелье, подкрашивались иными путями. Наиболее простым и в то же время весьма эффективным способом является введение цветного лака в канал бусины.

 

Бледно окрашенные изумруды и рубины после окрашивания канала приобретали яркость и глубину окраски ценных сортов камня.

 

Бесцветные бусины из горного хрусталя с окрашенным каналом производят впечатление сделанных из цветных камней.

 

Как уже упоминалось, у камней, имеющих жидкие включения, обычно просверливался тонким алмазным сверлом канал, идущий от поверхности камня до включения. Этим предупреждалась возможность растрескивания камня при его термической обработке для улучшения цвета. Считалось, что такие отверстия, обычно заделанные золотыми гвоздиками (= пинами), нисколько не портят камень. Однако в некоторых, случаях в эти отверстия вводилась краска. Возможно даже, что они делались специально в соответствующих местах камня, так что сами отверстия потом прикрывались краями оправы. О таких отверстиях в камнях Бируни пишет, что если их заполнить чем-либо, усиливающим красноту яхонта, то «это уже будет чем-то вроде введения в обман и хитростью для сокрытия в нем недостатка; и все это является достойным порицания». «

 

Иногда для обмана в белом камне (лейкосапфире) просверливаются в разных местах отверстия, и он окрашивается путем введения в эти отверстия красок».

 

Известен прием окрашивания горного хрусталя путем введения цветного лака в трещинки, получаемые погружением разогретого камня непосредственно в раствор краски с лаком. Способ этот был найден, по-видимому, в Индии, и камни, окрашенные таким образом, очень модные в XVIII в. в Европе, носили название пандаура, — по-видимому, от индийского слова, означающего «бледноватый».

 

Описание способа изготовления пандауры приводится в книге своеобразного русского любителя естествознания и большого знатока драгоценных камней Г. К. Разумовского: «Пандаура привозима была за несколько лет из Китая и Индии в Сибирь, а оттуда в Петербург. Камень сей приготовляем был китайцами и индийцами из горного хрусталя и других камней посредством жжения, от чего камни получали, вероятно, трещины, которые потом наполняемы были веществом пурпурного цвета».

 

В Индии же, по-видимому, был найден и способ покрывания изделий из горного хрусталя тонкой пленкой прозрачной цветной глазури.

 

Встречаются камни, покрытые розовой, зеленой, синей глазурью, которые по внешнему виду с трудом можно отличить от рубина, изумруда или сапфира. Голубая и синяя медная глазурь, нанесенные на молочно-белый непрозрачный кварц, дают полную имитацию бирюзы и ляпис-лазури.

 

Бусы и подвески из горного хрусталя со следами окраски голубой и зеленой глазурью обнаруживались археологическими раскопками уже в погребениях III—II тысячелетий до н. э. в Месопотамии, Закавказье и на Северном Кавказе. Особенно много таких изделий на Востоке появилось в средневековье. Центром их производства, по-видимому, был Рей в северном Иране и Средняя Азия.

 

Бусы из крашеного хрусталя нередко можно встретить в раскопках славянских погребений в окрестностях Рязани.

 

Очевидно, об этом способе писал Плиний: «Индийцы и другие изобрели [способы] подделывать драгоценные камни путем окрашивания горного хрусталя, особенно [подделывались] бериллы».

 

Вируни не пишет об этом способе, но в литературе, послужившей для него источником, о нем упоминается. Так, в «Книге о камнях» Псевдо-Аристотеля сказано о горном хрустале: «Он чисто белый [и] прозрачный; его можно окрашивать, потому что он принимает окраску, и если под него подкладывают окрашенный слой, то он виден насквозь, как это бывает со стеклом. Окрашенный, он походит на яхонт, и ты [обманешься], если его не потрешь». Об этом же способе пишет и армянская книга о камнях: «Горный хрусталь принимает все цвета и окрашивается в красный, -зеленый, желтый и другие цвета» (Драгоценные камни, стр. 30).

 

Цветным стеклам — стразам, употреблявшимся для изготовления вставок, заменяющих драгоценные камни, в книге Бируни посвящена специальная небольшая глава. Он называет эти поддельные камни ад рак — сплавами александрийцев. Слава александрийских рецептов цветных стекол сохранялась долгие века. Сохранились сборники таких рецептов, восходящих к греко-египетским ювелирным традициям, в списках XIV в. на греческом языке.

 

Плиний пишет о стеклах разного цвета и подчеркивает, что особенно удачно из стекла подделывалась бирюза (37, VIII, 33). Из стекла подделывался даже обсидиан (36, XXVI, 67). Описывая опал, Плиний пишет: «Индия никаких драгоценных камней не подделывает из стекла до такого сходства, что их невозможно отличить» (37, V, 21).

 

Среди стеклянных бус эллинистического и римского времени обильно встречаются великолепные подделанные по цвету и фактуре бусы, имитирующие аметист, берилл, изумруд, горный хрусталь, опал, сапфир, янтарь, бирюзу, ляпис-лазурь, сердолик, гелиотроп, коралл и пр. В средние века это разнообразие несколько снижается.

 

Цветные стекла легко распознавались по твердости и удельному весу. Ювелиры обычно пробуют твердость стальным напильником. Плиний пишет, что карбункулы «подделываются из стекла весьма сходно, но узнаются посредством точильного камня так же, как и другие поддельные драгоценные камни, потому что вещество их мягче и хрупко. Узнаются они также по пленкам внутри и по тяжести, которая у стеклянных меньшая; а иногда по пузырькам, светящимся подобно серебру» (37, VII, 25).

 

«Русская торговая книга» в описании зеленого изумрудного стекла — достокана — предупреждает: «Почали ныне в изумрудный цвет делать достоканы лживые, а говорят свинцом подделывают стекло. . . Достокан знати: во всяком пузырина есть».

 

Бируни пишет еще об одном своеобразном цветном составе для изготовления дешевых бус и вставок — о сплаве из серы и реальгара: «красные •бусы, похожие на каркунд (гранат) по своему красному цвету и частично по прозрачности, отлитые из серы (кибрит) и реальгара (зарних), . . . привозят из Исфахана». В другом месте он пишет о композиции на плавленом реальгаре с наполнителем из толченого песка.

 

Действительно, при археологических раскопках в Закавказье и на Северном Кавказе встречается бусы, отлитые из серы и реальгара.

 

Весьма любопытно описание получения известковых трубок, отлагающихся в русле минерального источника, и их использования для подделок кораллов.

 

Вообще прием подмешивания имитаций и подделок к партии подлинных камней существовал в глубокой древности. В большой связке бисера из ляпис-лазури из Майкопского кургана (рубеж III и II тысячелетий до н. э.), хранящейся в Эрмитаже в Ленинграде, имеется несколько почти не отличимых по цвету бусинок из азурита — синей углекислой меди.

 

Чрезвычайно любопытно замечание Бируни о подделке кристаллов алмаза из лейкосапфира. Описывая характерную округлую с треугольными кривыми гранями форму алмазов, он пишет: «Этими формами он отличается от белого яхонта. Обманщики же вытачивают из белого яхонта шлифовкой одинаковые с алмазом фигуры ж вместе с ним пускают их в продажу».

 

Всевозможные подделки и имитации жемчуга с эллинистического времени буквально наводняли рынки не только Причерноморья, но и Приднепровья, Закавказья и даже Средней Азии. В эпоху Бируни стеклянные бусы с прокладкой из серебряной или реже золотой фольги, примитивно имитирующие жемчуг, наряду с хрустальными и сердоликовыми бусами в огромных количествах импортировались из Средней Азии или через Среднюю Азию на необъятный по емкости рынок славянской Руси. Позже они изготовлялись и мастерами-стеклодувами Киева.

 

Бируни называет поддельный жемчуг джумана и пишет, что он изготовлялся из серебра. Он очень образно замечает, что те жемчужины в ожерелье, «что изготовлены из серебра, подобны шерстяным нитям в шелковой ткани». Однако дальше в пояснении к одному стиху он пишет, что упоминаемая в нем махшалаба — это «стекло, которым бедуинки покрывают серебро для подделки жемчуга».

 

Техника изготовления таких бус очень проста. На тонкую разгоряченную стеклянную трубочку навертывается листок серебряной фольги. Поверх фольги накладывается тонкий слой стекла, и полученная трехслойная заготовка в горячем виде формуется щипцами, в которых сделано от трех до пяти шарообразных углублений. В результате получаются соединенные в ряд по нескольку штук бусины, обладающие серебряным матовым блеском. Бируни приводит двустишие одного поэта, где такой искусственный жемчуг — джуман очень удачно сравнивается с членистым брюшком саранчи:

 

На них украшения из ювелирных изделий Медины,

Джуман, подобный телу саранчи, и зеленые плащи.

 

Бируни, правда, не очень ясно, пишет еще об одном, по-видимому, более изощренном способе имитации жемчуга: «Рассказывают еще о жемчужинах, которые изготовляются искусственно из талька, получаемого из выпаренного молока с добавлением возогнанной ртути; все это замешивается на сырном клее, затем к природному жемчугу добавляют поддельный, изготовленный из этой массы, похожий на него по цвету и размеру». Тут же он добавляет, что тесто это замешивается также на гипсе и что гипс, пропитанный сыром, то есть казеином, делается нерастворимым в воде. Под тальком, по-видимому, следует понимать слюду, которая в размолотом или толченом виде употребляется и в некоторых современных рецептах изготовления искусственного жемчуга.

Голосов: 0 Рейтинг: 0

Просмотренные материалы

    Записей не найдено.

Подписка
на рассылки